ЭД МАРЛЕР

Дизайнер из восточного Лондона, прославившийся своей любовью к готической романтике, в сезоне осень-зима 2016 представит не только новую коллекцию, но и свой короткометражный фильм.

Проект «Легенды моды» объединяет модных дизайнеров и визажистов, предлагая им откровенно обсудить творчество, совместные проекты и показы.

Дизайнер Эд Марлер ворвался в мир моды совсем недавно и стал тем самым героем-провокатором, которого все так ждали. Его известность — результат его дерзкого, своеобразно романтичного стиля, навеянного готикой и сказками. Недавний выпускник Центрального колледжа искусства и дизайна имени Святого Мартина, Марлер дебютировал на показе весна-лето 2015 в рамках Fashion East Show в Лондоне. Перед публикой предстала вереница образов бесполых клубных тусовщиков, превращающихся в вампиров и дефилирующих по подиуму под музыку Кайли Миноуг в многослойных нарядах из парчи, усыпанных камнями. Неудивительно, что он сумел разбудить публику своим провокационным и даже рискованным подходом, напомнив модным сообществам Лондона и других стран, что быть дизайнером — значит выходить за общепринятые рамки, размывать границы, делать громкие заявления, не забывая при этом, конечно, и о веселье.

В прошлом сезоне Марлер представил коллекцию весна-лето 2016 на Неделе моды в Лондоне, использовав в качестве подиума крошечный дворик в Сохо. Творчество Эда Марлера, выходца из восточного Лондона, несмотря на весь его бунтарский дух, посвящено, прежде всего, людям. Дизайнер переосмысляет понятие гламура, нарушает все правила и вдохновляет, сочетая роскошь и уличный стиль. Представляя свою коллекцию осень-зима 2016, Марлер дебютировал в кино с короткометражным фильмом Surys, снятым Паулиной Отили. Эта причудливая красивая картина содержит множество отсылок к обожаемой дизайнером эстетике XVIII века и образов будущего.

Посмотреть фильм Эда Марлера можно здесь. Эксклюзив рубрики MAC «Культура»

Расскажите о процессе работы над фильмом. Как он появлялся на свет?
Я вдохновился «Золушкой» — сказкой о девушке, которая буквально сформировала свой вечерний наряд из того, что было под рукой. Целью создания фильма было не столько показать коллекцию, сколько рассказать историю и создать будущее настроение. Мы использовали много вещей из прошлых сезонов. Большое влияние оказали образы Скарлетт О'Хара и женщины-кошки в исполнении Мишель Пфайффер. Стиль и макияж героинь были отчасти позаимствованы из эстетики XVIII века, ведь Золушку, как правило, изображают героиней того времени.

Расскажите о макияже моделей для фильма. С каким визажистом вы сотрудничали, как проходила ваша работа?
Я работал с Дэниэлом Саллстрёмом. Линии подводки для глаз отсылают к моему первому показу. Это один из тех приемов, которыми я пользуюсь постоянно, и я думаю, он отлично сработал в этот раз. С его помощью мы придали образам сверхъестественность. Макияж глаз нанесен таким образом, что сливается с естественными чертами моделей. Дэниэл также любит подтягивать лицо специальной клейкой лентой, чтобы визуально продлить брови. Обычно это прячут под волосами, но мы решили обыграть этот элемент и украсили поверхность жемчужинами.

Что послужило вдохновением для такого образа?
Идея макияжа в целом была навеяна эстетикой XVIII века. Мне хотелось создать нечто красивое, сделав акцент на сверхъестественности и инопланетности образов. Меня вдохновили картины Пьетро Лонги. В его образах меня привлекает сочетание традиционной красоты и причудливых элементов, например черных масок. Все это выглядит странно. На его картинах представлены совершенно одинаковые аристократы в идентичных масках. Они ничем не отличаются друг от друга. Сейчас все наоборот: маска — способ самовыражения. Она отсылает к дерзкой и оригинальной атмосфере Венецианского карнавала. Кроме того, это напоминание о том, что Венеция выстояла в самые суровые времена.

Ваши модели выполнены в духе несколько чрезмерного, игривого, непривычного подхода к гламуру. Что означает для вас само понятие «гламур»?
Я пытаюсь показать, что гламурный стиль может подойти любому. Выходы в свет для меня всегда связаны с возможностью нарядно одеться. Так у меня рождаются многие идеи. Даже если кому-то не по карману моя одежда, всегда есть идеи, которые можно позаимствовать.

«Мои работы — вариация эскапизма как для меня самого, так и для аудитории», — Эд Марлер

Какое влияние ваши коллекции оказывают на мир моды?
Надеюсь, они привносят элементы эскапизма и фантазии. Мир в наше время — весьма скучное место, поэтому, думаю, как раз это нам и нужно.